"Культурные производители"

С 5 по 9 июля 2000 года в четвертый раз состоялась в деревнях Торнитц и Верклайц (земля Саксен-Анхальт) Верклайтц-Биеннале, включившее секции Перформенс, Фильм, Интернет и Изобразительное искусство. Йелка Плате и Мальте Вилльмс (Гамбург) были приглашены кураторами Коринной Кох и Кристианой Меннике для участия в секции Изобразительное искусство. В совместной работе с жителями деревень они разработали в зале общины Торнитца проект "Культурные производители".

фузион: Каким образом вы пришли к идее этого проекта?

Мальте Вилльмс: Моя коллега и я впервые посетили Верклайц в ноябре прошлого года. Мы осмотрели различные помещения, в том числе зал общины, в котором мы теперь выставляемся. После этого двухдневного посещения мы долго размышляли, что бы мы могли сделать для этого Биеннале и - самое главное - что нас может заинтересовать в этом деревенском контексте. Тема Биеннале была задана - real(work). Концентрирование на терминах связанных с трудом, уже тогда показалось нам довольно проблематичным. Поэтому мы решили не фиксироваться исключительно на этих понятиях и развивать нашу работу независимо.

фузион: Что показалось вам проблематичным в этой теме?

МВ: Я думаю, что понятие "труд" непосредственно связано со сложной общественной дискуссией. И я не считаю возможным удовлетворительным образом проработать это понятие в рамках кратковременного проекта. Биеннале длится всего 5 дней, а подготовительная фаза - пол года. В нашей художественной практике мы пытаемся приобщить к нашему проекту других людей, а также установить связь с тем местом, где мы в данный момент работаем. Нам показалось тогда, что понятие культура, связанное с понятиями искусство и художественная продукция, может стать хорошим исходным пунктом для развития проекта в данном контексте. Что за культура и какие культурные формы существуют в этой деревне? Насколько необходимо их воспроизводить и их репрезентировать? В какой форме существует здесь культурная память (я имею в виду такие институции как деревенский клуб или собственное писание истории в форме деревенской хроники)?

Йелка наткнулась во время расследования на фильм студии Дефа "Голый человек на спортплощадке" Конрада Вольфа, одного из известнейших режиссеров ГДР. В фильме рассказывается о скульпторе Кеммеле, получившем заказ на выполнение портрета рабочего, который однако не демонстрирует к этому особого интереса. Мы показали этот фильм в зале общины, где теперь выставлен наш проект. Мы разослали письмо всем жителям деревень Торниц и Верклайц, в котором мы представили наш проект и пригласили всех на просмотр фильма. Приглашение, которое мы получили от организаторов Биеннале мы также вложили в письмо, сопроводив его временным названием "биеннале жителей Торнитца и Верклайтца".

На просмотр фильма пришло около 15 человек. После просмотра получилась длительная беседа, где разговор - вне нашего ожидания - коснулся трудовых реалий в ГДР. Мы спросили о том, какие ассоциации вызывает название Биеннале real(work). "Работа", составляющая доминирующую часть каждой биографии, создала более комфортные условия для разговора, чем расплывчатый термин "культура". Для нас было особенно важным узнать о том, что здесь происходит, что было в прошлом, и как ему в противовес воспринимается настоящее. В следующие дни мы посетили дома некоторых жителей, бывших на просмотре фильма. Беседуя с ними мы не преследовали цель придерживаться определенной тематики.

Некоторые члены молодежного клуба непосредственно восприняли нашу идею использовать зал общины во время биеннале. Они хотели представить работу ДиДжеев и свою культуру вечеринок (партикультур), чтобы объяснить жителям деревни свое отношение к этой культуре в надежде на понимание и акцептирование. Некоторые члены молодежного клуба снимали во время этой вечеринки видео, которые мы потом смонтировали. Одно видео показывает работу ДиДжея, другое - клубные сцены. Одновременно с просмотром этих видео можно прослушивать интервью, которое мы сделали с диджеем Свеном из Верклайтца. Кроме того в один из вечеров Свен установил свою аппаратуру в зале общины и отвечал на вопросы по технике диджеинга и истории техно и хаус музыки. Параллельно он ставил пластинки.

Вторым пунктом нашего расследования стала тема связи между трудом, искусством и культурой в ГДР. Мы специально обсуждали это с Эрнстом Финстером и Отто Пленниес, которые работали в фабричном Доме культуры в соседней деревне. Эти интервью можно прослушивать в зале общины одновременно с просмотром слайдов, показывающих сегодняшние и прошлые трудовые сцены, а также действия, имевшие место в Доме культуры.

Дополнительно к нашим основным темам - DJ-Culture и Культура на производстве - был создан небольшой архив визуальных и текстовых материалов. В прихожей зала общины мы расположили диаграмму, представляющую развитие проекта, и фотографии сделанные с нас во время работы.

фузион: Мы говорили о восприятии местными жителями вашей деятельности. Воспринимали ли они вас как художников? Ты говорил, что в определенный момент это стало не важно. Что происходит тогда с вашей художественной самоидентификацией? Что собственно для вас сегодня значит быть художником?

МВ: Это сложный вопрос. Чем дальше отходишь от традиционной модели художника, выполняющего работу в одиночку, чтобы ее потом показать на выставке, тем быстрее исчезает связанная с этой ролью художественная идентичность. Уже 3 года я постоянно работаю с моей коллегой в различных групповых комбинациях, что означает, что уже 3 года я не создал не одной собственной работы. Важнее то, чего хочешь достичь, что тебе интересно. Когда пытаешься работать с другими людьми и преследуешь при этом определенные задачи, приходиться ослаблять интерес к самому себе. Мы работаем также с капиталом истории искусства. Искусство вызывает определенные ассоциации. Художнику отведено в обществе определенное пространство, и художник может делать вещи, которые в других случаях общество не акцептирует.

фузион: В какой же роли выступаешь ты сегодня в контексте темы биеннале real(work)?

МВ: Что касается самоидентификации художника, можно говорить о попытке преодолеть те линии разграничения, которые существовали до недавних пор. Культурная педагика, партиципаторная практика, культурная работа, искусство в общественном пространстве, - это все слова, которые с одной стороны определяют расширение видов художественной деятельности, с другой стороны требуют от художника ответственности перед обществом. Когда обращение художника к подобным практикам станет для оправдания его деятельности как художника предписанным, необходимо задаться вопросом: не проблематична ли такая практика? Ведь это противоречит изначальному смыслу: расширению определения того, чем является искусство или чем оно могло бы быть.