Фестиваль регионов в Верхней Австрии: квадратура круга на семь лет

Воображаемый разговор с Райнером Цендроном

Проходящий раз в два года Фестиваль регионов живет уже семь лет - сейчас готовится четвертый по счету фестиваль. Его хорошо приняли и публика, и СМИ. И все же до сих пор неясно, как обозначить его статус, куда его приписать.

Этот вопрос мы ставили перед собой еще накануне первого Фестиваля, но не ответили на него до сих пор. С годами почему-то не умнеешь, и вопрос остался открытым. У Фестиваля нет образцов для подражания - есть только внятные цели. Фестиваль выработал новый подход к старым общественным проблемам: он децентрализован, он ищет разговора с как можно более широким кругом людей. Фестиваль регионов - дитя нынешнего времени, а за последние сорок лет взгляд на искусство сильно изменился. Радикальные идеи художественного авангарда 50-60-х с их стремлением к элитарной инновации уже не в моде. Сегодня нет одной-единственной обязательной тенденции. Кроме авангарда в культуре благополучно развиваются и другие линии.

Вы смешиваете максимально широкое понятие «культура» и более узкое понятие «искусство». Понимаете ли вы свой Фестиваль как фестиваль искусств?

Наше внимание направлено не на внутренний, аутичный дискурс искусства. Фестиваль - это репетиционная для художника и лаборатория для публики. Творческих людей мы понимаем как своего рода обслуживающий персонал. Их идеи будируют культурно заинтересованных жителей нашего региона, вызывают дискуссии, расширяют культурные связи общины. Нам все равно, кем считают себя наши партнеры - художниками, философами, социологами или... рабочими.

Как реагируют художники на такое понижение  статуса и смену сферы деятельности?

Реакции художников разные. Бывает жесточайшее осуждение, в основном от тех, кто отказывается участвовать в фестивале. Более молодые художники, преодолевшие границы профессиональной ячейки или привычного восприятия, считают наши условия интригующим вызовом для себя. Театры, концертные залы, галереи безусловно играют огромное значение, но, увы, не для всех. И наши художники непосредственно обращаются к повседневности и ее проблемам, демократизируют традиционную художественную среду.

Политики все чаще прописывают культурный регионализм в качестве якобы безвредного наркотика, избавляющего от растущего страха перед глобализацией. Но регионализм часто оборачивается кашей в народно-лубочном стиле, воспроизводящей привычные фольклорные клише, а не исходящей из реального опыта того или иного региона.

Мы не задаемся целью культивировать сложившийся образ типичного верхнеавстрийца. Есть социальные, а не национальные дефиниции - рабочие и крестьяне, мужчины и женщины, открытые миру вольнодумцы и самодовольные косные бюргеры... Но все находятся под влиянием своего социального и культурного окружения. Отсюда возникает вопрос о локальной традиции и региональной специфике. Фестиваль регионов не может не учитывать  эти особенности каждодневной жизни людей.

Ты говоришь, что представляемые Фестивалем проекты должны задействовать региональную специфику. Тем не менее в Фестивале постоянно участвуют иностранные художники, с этой спецификой едва ли знакомые.

Не важно, из какого региона или из какой страны приходит проект. Нас при отборе интересуют его задачи, реализуемость и возможные влияния на аудиторию. Если к тому же иностранный художник работает с региональной ситуацией - это можно только поддержать. Часто взгляд со стороны открывает такие аспекты нашей местной жизни, которые нам никогда не приходили в голову. Мы гордимся тем, что такие международные звезды, как Дара Бирнбаум, Вохенклазур, Йозеф Кошут или Лео Шатцль, реализовали на Фестивале специально разработанные проекты. Для наших художников было очень продуктивным работать совместно с всемирно признанными коллегами.

Иногда можно услышать по адресу регионально ориентированных начинаний, что они важны, но не конкурентоспособны на международной сцене.

Мы заботимся о том, чтобы иностранные художники как можно более активно принимали участие в наших локальных культурных начинаниях. Это является дополнительным источником энергии и гарантией взаимного обучения. С другой стороны, проекты местных художников для фестиваля очень строго отбираются. «Прописка» не гарантирует выигрышного билета. Мы хотим периодического высококачественного фестиваля, а не кашу, сваренную верхнеавстрийской самодеятельностью. Провинциальные недели культуры - это не наше дело.

Если вспомнить все прошедшие фестивали, увидишь принципиальные отличия в концепциях.

Мы не хотим рутинного застывшего фестиваля. При появлении малейшей опасности повторять самих себя мы вообще прекратим нашу деятельность. Инновация не должна быть самоцелью, однако действительно живое взаимодействие с регионами и их жителями невозможно без постоянной коррекции. Мы не устраиваем музейного показа работ и не мыслим в категориях «высокого», «величественного» искусства - нас интересует реальная ориентация на жизнь региона. А жизнь эта проходит в постоянных переменах.

В последнем фестивале, названном «Искусство о жизни / Искусство над жизнью», совершались интервенции в повседневную реальность. Вследствие чего восприятие происходящего обычными зрителями было крайне затруднено. Это привело вас к каким-то выводам, повлияющим на концепцию следующего фестиваля?

Нет. Я считаю последний фестиваль крайне интересным. И на интернациональном, и на местном уровне мы получили прекрасные отзывы. Да, надо признать, что искусства для простого «потребления» было немного. Проекты вынуждали к конфронтации с собой, при этом на территории «повседневности». Люди, будучи в известном смысле неподготовленными, буквально «спотыкались» об искусство, что иногда приводило к довольно острым реакциям. Но в следующем фестивале мы все-таки пойдем другим путем. Попытаемся найти разнородные формы, сложно-новаторские и опосредованные, способные затронуть население на различных уровнях. Они будут понятны для туристов фестиваля. Однако понятность, позитивность фестиваля не станет его исходным пунктом.

Фестиваль регионов кажется попыткой непосильного разрешения вопроса квадратуры круга. Обычно фестивали происходят в фиксированном месте. Вы пытаетесь превратить в огромную сцену всю федеральную область. Стоит оправдать себя одной концепции, как вы обращаетесь к другой. Настаиваете на противоречиях и несовместимости.

До сих пор не удалось разрешить вопрос квадратуры круга - не удалось найти и оптимальный вариант фестиваля. Но не удастся его найти, если ставить перед собой самые традиционные задачи. Но все наши попытки делают работу интересней. А если у нас не будет удовольствия от работы, то и публика не сможет «загореться». Так что мы желаем себе, чтобы невозможное удалось.

 Эту фиктивную беседу Райнер Цендрон вел сам с собой.

Цендрон - основатель и бессменный руководитель Фестиваля регионов. Он преподает в Университете художественного оформления (г. Линц) и работает куратором Центра современного искусства Линца.