<German version>

 

GESAMTKUENSTWERK JUBILAEUM

Kuenstlerhaus Bethanien справил свое 25-летие пятидневной программой перформансов «durchreise»

 

«Одной из самых важных интенций XX-го века было превращение искусства в часть жизни – так, чтобы жизнь стала артефактом. Вспомните дадаистов, футуристов, коммунистических авангардистов». Благородный седой господин в возрасте 65 лет, ничуть не похожий на Тцара или Маяковского, сидит в своем кабинете и рассказывает нам о радикальных художественных вкусах Kuenstlerhaus Bethanien. Его зовут Michael Haerdter, и все 25 лет существования Bethanien он был его директором. Сейчас Haerdter оставляет свой пост, именно тогда, когда Kuenstlerhaus празднует юбилей. Празднует вполне в духе того, о чем рассказывал директор: скучная официозная процедура превращена в артефакт.

На пять вечеров две студии Bethanien были отданы на откуп художникам-перформансистам не только из Германии, но и из Израиля, Испании, Японии и т. д. Kuenstlerhaus организовал фестиваль перформанса (по три акции каждый день) под динамичным названием «durchreise». А перформанс – самый живой, самый непредсказуемый и подчас самый скандальный жанр современного искусства, хоть и несколько старомодный.

Даже 8 April во время торжественной церемонии die Geburtstagsfeier за спинами VIPов, произносивших со сцены поздравительные речи, сидел, отвернувшись, толстый человечек в куртке и шерстяной шапочке. Он методично плевался в стену шариками жеваной бумаги, не обращая внимания на аудиторию. Бумажные шарики на белой стене складывались в огромные, но трудно различимые буквы «EDEA» – название сети супермаркетов. В этом перформансе берлинский художник Ulrich Lepka провокативно использовал специфику доставшегося ему места: сцена главного зала Bethanien «Studio I» расположена в апсиде бывшей церкви бывшей лютеранской больницы. Lepka идиотически создавал в десакрализованном месте сакральный символ идиотической цивилизации консумеризма. Новую икону, можно сказать.

Michael Haerdter не устает повторять: «Искусство сегодня должно быть связано с обществом, а художник – обладать критическим мышлением». Несмотря на это, перформанс с оплевыванием стены был – к сожалению или счастью, не знаем – чуть ли не единственным открыто социальным жестом на фестивале. Не считая работы «UEber die Information» испанца Bartolome´ Ferrando, который поджарил на сковородке радиоприемник, сообщавший последние известия, и превратил заголовки свежей газеты в бессмысленную каллиграфию – тушь, растекающуюся по подвешенным рулонам бумаги. Но Ferrando занимается визуальной поэзией, где деконструкция идеологического дискурса повседневности имеет скорее аффирмативный характер. Для поэта-клептомана все ложится в строку – и газетный мусор, и информационный хлам, поскольку он парит над (ueber) ними, а не ожесточенно полемизирует с ними.

Программа «durchreise» вообще выстраивалась не на эскалации полемики и социальной критики, а на старательной энциклопедизации жанра перформанса, причем понятого максимально широко. Кроме визуальной поэзии Ferrando, была звуковая поэзия (Lautpoesie) нидерландца Jaap Blonk, во время своего «Solo Voice Performance» игравшего на собственном голосе как на фортепиано, устроив фонетическое шоу. Перфоманс пластический, неявное содержание которого скрыто за экзальтированной формой, показывали хорошо известные в Берлине танцовщицы Junko Wada и Sasha Waltz. И свободные импровизации Waltz, и по-японски точно расчисленная хореография Wada требуют особого сопровождения. Поэтому они невозможны без ударной установки из железной бочки Robyn Schulkovsky, аккомпанировавшей Waltz, и целого музыкального-светового шоу, устроенной для Wada ее постоянным соавтором Hans Peter Kuhn. Это были перформансы не только пластические, но и звуковые.

Симбиоз движения, звука и света, приправленных связным текстом, именуется в свою очередь театром. Практически миниспектакль в течение трех дней разыгрывала в Bethanien израильтянка Tamar Raban. Очень простые и монотонные действия на фоне повторяющихся видеопроекций и однообразного видеофильма в телевизоре сопровождаются и оправдываются авторским текстом (звучащим на иврите и показываемом в переводе не немецкий бегущей строкой под потолком – перформанс называется «No-Book»). Он рассказывает о подлинных эпизодах из жизни художницы, а театрализованный и патетический перформанс превращает их в факт искусства. Надо сказать, с трудом.

Наверное, сегодня вообще трудно поразить зрителя перформансом, имеющем давнюю историю и разветвленную систему разновидностей. Перформанс стал неотъемлемой частью искусства и жанром не менее почтенным, чем картина, а от него все еще ждут новаций. Собственно об этом перформанс о перформансе (то есть метаперформанс) Esther Ferrer «Conference ZAJ» (ZAJ – по-испански обозначает «ничто»; так называлась группа, в которую входила Ferrer еще в середине 60-х ). Художница провела ироническую лекцию об истории и теории перформанса, читаемую с академической старательностью и учительской жестикуляцией, но без звука – вслух произносилось лишь слово «Performance» и его эпитеты. Время от времени она наглядно иллюстрировала возможности перформанса – била молотком яйца, оголяла грудь, орала в мегафон, залезала под лекторский стол. Эта пародия на университетскую лекцию art star имела бешеный успех у публики, что на самом деле только подтверждает: перформанс устал, он даже мумифицирован.

Или вынужден принимать необычные формы и осваивать чужие пространства. В последний день фестиваля «durchreise», совсем незадолго до официальных поздравлений, такого роду акцию инициировал польский художник Roland Schefferski. Он собрал художников из Германии, Польши и России на традиционный для крупного международного проекта совместный, якобы серьезный разговор об искусстве, национальной идентичности, проблемах коммуникации и т. д. Акция соответственно имела трехъязычное название: «Ein Gespraech – Rozmowa – Rasgovor». Но условием Schefferski было использование каждым участником беседы своего родного языка с тем, чтобы превратить дискуссию в вавилонский хаос. Усугубляемый проходящими тут же перформансами Ulrich Lepka и Pawel Althamer, бродящего по залу в костюме космонавта, а также показом видео московской группы AES. Если Schefferski хотел добиться эффекта абсурдистского бреда, то это ему, без сомнения, удалось. Жизнь (а деловое общение художников за круглым столом – это скорее быт, а не искусство) стала артефактом.

Тем временем экстравагантное празднование дня рождения Kuenstlerhaus Bethanien продолжается. На 20 апреля назначено открытие интернациональной выставки под уже знакомым названием «durchreise». Этот юбилей имеет все шансы стать GESAMTKUENSTWERK.